Георгий Сергеевич Эфрон

Георгий Сергеевич Эфрон
Родился 1 февраля 1925 года. 31 октября 1925-го Цветаева вместе с ним и дочерью Алей покинула Прагу, оставив там мужа, пока не желавшего выезжать. Они перебрались в Париж, по приглашению подруги Цветаевой и почитательницы её таланта Ольги Черновой. Во Франции Георгий сформировался как личность. Эта страна стала его воздухом, он органично впитывал её культуру и уже не мыслил себя вне этого пространства. Он хорошо владел французским и русским, учил немецкий, с шести лет умел читать и писать, а к десяти годам прочёл многое из того, что его сверстники познают к шестнадцати. Был воспитан на самых высоких образцах мировой культуры, прекрасно разбирался в политике, искусстве, общественной жизни. Георгий рос в обстановке эмигрантской бедности и материнской любви. А затем вместе с матерью вернулся в Россию. Вначале в СССР возвратилась старшая сестра Георгия Ариадна, затем отец Сергей Эфрон, вслед за ними, 18 июня 1939-го, — Цветаева с 14-летним Георгием. Вскоре их семья была репрессирована, кроме Георгия и его матери. После смерти матери Георгий покинул Чистопольский интернат, в котором учился, и переехал в Москву. 12 октября 1941-го, в связи с наступлением немецкой армии, в Москве началась эвакуация. Эфрона отправили в Среднюю Азию. Там он быстро израсходовал последние деньги, ждал переводов от сестёр отца, голодал, одалживал, воровал, находился под следствием… Получал помощь от Литфонда, от семьи Алексея Толстого, от сестёр отца и др. Когда в очередной раз возвратился в Москву, поступил в Литературный институт. Однако учиться ему выдалось недолго: вскоре Георгия Эфрона призвали в армию. Поначалу служил в трудовой армии, затем в регулярных частях. Воевал на 1-м Белорусском и 1-м Прибалтийском фронтах. 7 июля 1944 года был тяжело ранен в бою под Друйкой и отправлен в полевой медсанбат. Точная дата и место смерти Георгия Эфрона неизвестны. Георгий Эфрон является автором дневников, написанных на русском и французском языках, которые содержат бесценную информацию о последних годах жизни Марины Цветаевой, а также о времени пребывания их семьи во Франции, которое Георгий, будучи не по годам развитым юношей, вполне мог помнить.